43-й МОСКОВСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ. НАПЕРЕКОР ЛОКДАУНАМ

Программа фестиваля этого года не могла не отразить разброд и шатания самого кинопроцесса. Кинематографистов разных стран поочередно бросало из крайности в крайность. Экстремальные обстоятельства пандемии и локдауна стимулировали экстремистские эстетические или антиэстетические решения, неожиданные смысловые коллизии, разогретые долгим пребыванием творцов в изоляции. Было бы наивно и самонадеянно пытаться свести в единое полотно более двухсот лент самых разных времен и жанров. Отмечу лишь некоторые силовые поля подбора фильмов на 43-й Московский МКФ.
Центральные фильмы конкурсной программы, которая во всех смыслах всегда являлась и является для нас приоритетной, впрямую обращены к кризисным ситуациям самой кинематографической жизни. 
Последняя «Милая Болгария» Алексея Федорченко в свойственной для режиссера ироничной манере, помноженной на грустную самоиронию Михаила Зощенко (одновременно автора литературного первоисточника и разыскиваемого персонажа), возвращает нас в ключевой для развития советского многонационального кино период эвакуации центральных киностудий в Среднюю Азию. Появляющийся здесь в аллюзиях Эйзенштейн неожиданно возвращается к фестивальному зрителю в немецкой картине Кровопийцы в издевательской стилистике кинотрэша.
Русская тема поиска утерянного на просторах Северного Китая космонавта неожиданно звучит в фильме Кофейня в поле в безрадостной, но изысканной визуальности заснеженных ландшафтов. 
Кубинская футурологическая притча Голубое сердце в своей парадоксальной структуре отражает шум и ярость современного мира и его хаотического отражения в лентах новостей и на телевизионном экране. А рядом – трагическая фреска реальной морской катастрофы 18 века в фильме современного классика из Каталонии Агусти Вильяронга Чрево моря, где вынужденное превращение героев в людоедов приводит к безрадостным философским размышлениям. По контрасту румынский гротеск #Dogpoopgirl (или #засранка) обличает всевластие современных социальных сетей, позволяющих ни за что уничтожить любого человека.
В более традиционном регистре в центре внимания авторов оказываются гендерные, любовные и семейные коллизии. Иранский Сын, японские Женщины, очередная итальянская экранизация романа Альберто Моравиа Равнодушные по-разному интерпретируют вечные проблемы отношений между полами и поколениями в контексте своей национальной культуры. На этом фоне выделяется норвежская лента Он. Редкий синтез социальной остроты, обыденности ситуаций и психологической точности делает ее своеобразным диагнозом смертельной болезни современного социума.
Закончим этот суммарный, еще потребующий некоторых добавлений и изменений в самом ближайшем будущем, обзор индийской картиной режиссера Дона Палатхары Счастливое предзнаменование, которая сочетает актуальность локдауна (все действие происходит в салоне автомобиля и снято одним кадром) со своеобразным современным перевертышем евангельского Благовеста. 
Именно эта скромная малобюджетная картина из штата Керала, где до сих пор чтут социалистические иллюзии, показывает, что нынешняя программа ММКФ, которая с первого взгляда может показаться картиной всеобъемлющего Хаоса, на самом деле связывает между собой времена, культуры и поколения и способна возродить в глубинах подсознания зрителей образ единого Космоса. 
Картину основного соревновательного блока призваны дополнить два других традиционных конкурса – документальных и короткометражных фильмов. Первый имеет особое значение потому, что он признан одним из немногочисленных центров предварительного отбора неигрового кино на премию Американской киноакадемии «Оскар». Это решение было в свое время принято благодаря поддержке Президента Гильдии кинорежиссеров США Майкла Эптеда, ушедшего из жизни в начале нынешнего года. В его память мы показываем  небольшую ретроспективу его игровых работ, включая Дочь шахтера, получившую семь оскаровских номинаций. В свое время, будучи в Голливуде для отбора фильмов, мне не удалось договориться о том, чтобы эту картину дали на конкурс ММКФ. 
Нынешняя программа шедевров документалистики Свободная мысль, как и в минувшие годы, безусловно будет одним из центров зрительского внимания, как и небольшая подборка пилотных выпусков и первых эпизодов новейших сериалов.
Конкурс короткометражных фильмов, как и сопутствующая внеконкурсная программа, в современных условиях играет особую роль. После того, как мы вынуждены были отказаться от программы Перспективы, именно короткий метр стал основным, хоть и причудливым зеркалом формирования новых талантов. На мой взгляд, на наших глазах начинается новая эра экранной культуры, когда будут господствовать именно минималистские формы – от Тиктока до Ю-Тюба. Короткий метр, представленный специальной подборкой анимации, постепенно становится центром эстетического развития искусства экрана и его общественного резонанса. Такой резонанс, безусловно вызовет и специальная программа Обратная перспектива, посвященная ученикам новой мастерской мэтра отечественной режиссуры Александра Сокурова.
Это не значит, что мы забываем о днях вчерашних. Нынешняя программа особо богата ретроспективными показами: ретроспектива к столетию взрывной пары Ива Монтана и Симоны Синьоре, цикл Итальянское кино. Возвращение классики и, наконец, юбилейный Выбор Разлогова восстанавливают и обогащают связь времен. По-своему аналогичные задачи, но уже на сугубо современном материале, решают и «авторские» программы моих коллег по отборочной комиссии Андрея Плахова, Петра Шепотинника и Стаса Тыркина.
По стечению обстоятельств, отражающих дух времени, одно из центральных мест на фестивале занимают картины женщин-режиссеров. Помимо традиционного цикла Анжелики Артюх, мы покажем две ретроспективы из Китая и Израиля, которые безусловно обогатят представления наших зрителей о феминизации современного кинопроцесса в широких географических рамках, которые по-новому развернутся и в цикле Вокруг света.
Кирилл Разлогов
программный директор Московского кинофестиваля