ПРИЗ «ЗА ВКЛАД В МИРОВОЙ КИНЕМАТОГРАФ»

На церемонии открытия 43 ММКФ призом «За вклад в мировой кинематограф» посмертно наградили Валентина Гафта. Народный артист ушел от нас в декабре на 86-м году жизни.
Его лицо мелькнуло на секунду на экране в финале спектакля «Театр», недавней премьере уже нового «Современника». Возникло и тут же ушло в ночь, как тень прошлого, как память о том, что был на этой сцене такой актёр. Но Гафт – это не просто память. Это печальное напоминание сегодняшнему времени, что такого уровня актеров и такого масштаба личностей нет и уже, скорее, не будет. То, что возникали актеры уровня от Евстигнеева до Леонова, это всё-таки матрица СССР, творение советского времени, когда образование, книги, живое общение, влияние великих учителей имели приоритетное значение для воспитания новых гениев. Когда никто не выбрасывал ещё библиотек, а в книги впивались, напитывались их страницами. Когда еще не была такой желанной энергетика денег. Когда дружили и учились друг у друга, записывались в кружки, счастливо варились в общем деле. И звездой никого не называли. Это слово вообще считалось чем-то легкомысленным и американским, а просто, по-советски говорили – большой артист, наш современник.  
К Гафту больше всего подходит эпиграф к фильму «12» Никиты Михалкова, в котором он снимался: «Не следует искать здесь правду быта, попытайтесь ощутить истину бытия». О Гафте только так, высоко, про бытие. Марина Неелова, которая играла с ним в «Современнике», очень смешно рассказывала, как тот не любил играть любовь и целоваться на сцене. Что любовь, по ее мнению, он сыграл только один раз, когда был Фирсом в «Вишневом саде». Там ей ничего не приходилось играть, она сразу начинала плакать, как только подходила к нему. Рассказала и об опасности Валентина Иосифовича как партнера: он любил импровизировать и разворачивал роль прямо во время действия совершенно неожиданно для партнера. И каждый раз это был удар шпаги, он мог быть смертельным, но и прекрасным, надо было быть всегда начеку и одновременно учиться у него умению обновлять роль. Он так и остался в ее памяти непредсказуемый и такой грустный, нежный и глубокий, мудрый и глупый, старец и дитя.
Наталья Ртищева
Ежедневное фестивальное издание