СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ "ЗА ПОКОРЕНИЕ ВЕРШИН АКТЕРСКОГО МАСТЕРСТВА И ВЕРНОСТЬ ПРИНЦИПАМ ШКОЛЫ К.С. СТАНИСЛАВСКОГО"

Живет такой парень. Сергей Никоненко хоть и не играл в фильме с таким названием, снятом его старшим другом Василием Шукшиным, но эта фраза лучше всего описывает амплуа, в котором молодого актера увидели в кино 1960-х. Типаж парня из народа – не плакатного богатыря сталинской эпохи, не открыточного денди оттепельного кино, а вот такого, кто звезд с неба не хватает, в толпе не узнаешь, но – честный, надежный, открытый, свой. Сергей Никоненко и спорил с одномерностью этого образа – сначала многими ролями, потом и собственными фильмами, – и отвечал ему, но всегда корректируя – да, свой, но отнюдь не простой. Спорил – когда удивил своего учителя, Сергея Герасимова, отдававшего ему вполне типичные роли вроде провинциального главреда в «Журналисте» (1967), тем, что захотел большего и другого – и поступил к нему теперь уже на режиссерский курс. Спорил – когда предложил зрителю незнакомое прочтение образа победителя в войне, не праздничное, а противоречивое, проблемное, в чем-то и горькое – таков его Коля в «Так я пришел» Миклоша Янчо (1964), неожиданном и шедевральном взгляде на конец Второй мировой. Спорил – когда предложил увидеть за образом Сергея Есенина («Пой песню, поэт…» Сергея Урусевского, 1971) нечто большее, чем допускало тогдашнее кино, подходившее к поэту с позиции «Теперь не запрещают, и на том спасибо». Актер вспоминал, как удивлял режиссера, читая есенинские стихи (ведь и озвучку планировали отдать другому), углубляя роль, а затем – спустя много лет – основал собственный музей Есенина. Развивал образ простого человека – когда предложил свое прочтение шукшинских мужиков, укорененных в русской почве, но витающих в облаках («Елки-палки», 1988). И когда создал целую галерею честных милиционеров – от заглавного героя «Инспектора ГАИ» (1982, реж. Эльдор Уразбаев), почти фанатично отстаивающего букву и дух закона, до полковника Гордеева в популярной «Каменской» (1999 – 2011). Первый появился, когда тотальный разгул коррупции только начали предчувствовать, второй – в ситуации, когда «честный мент» на экране почти казался белой вороной. Эту честность героя Сергей Никоненко всегда нес гордо, видя в этом не только актерское, но и гражданское служение. И ему верили. Верят и сегодня. Что еще раз подтверждает одноименный – тут уж полное попадание в точку – приз 43 ММКФ.
Игорь Савельев
Ежедневное фестивальное издание